Приемное отделение [ круглосуточно ] :
+7 (812) 670-45-30, +7 (812) 323-29-49
Санкт-Петербург, Васильевский остров 2-линия дом 47  |  Карта  |

Трофимова Светлана Сергеевна

Милосердия сестра ­­–

Кто же это? Это – я.

Белолица, черноброва,

Нраву кроткого такого,

Следом за врачом бегу –

Я вам быстро помогу.

Вылечу и пожалею,

Ласкою своей согрею.

Нужно обработать рану –

Перекись я вмиг достану.

Чтоб животик ваш прошёл,

Врач назначил вам укол:

Ничего малыш не бойся,

Слезы вытри, успокойся.

Ведь сегодня ты со мной,

С самой лучшей медсестрой.

 

  В детстве я, наверное, как все девчонки моего возраста, мечтала стать певицей, актрисой или танцовщицей. Иногда представляла себя индийской принцессой, ну или ещё какой-нибудь знаменитостью, вроде королевы Елизаветы. Становясь старше – мечты  не исчезали, но реальность была куда более прозаичней. Выбор стал между учителем и медсестрой. Моя бабуля была санитаркой на ФАП. Фельдшера там не было, поэтому она лечила людей, а иногда даже животных. Когда лекарств было недостаточно, она использовала народную медицину, секреты которой переходили из поколения в поколение. Бабуля, как и её мать, всегда старалась помочь людям. Они ухаживали за немощными, облегчали их страдания и дарили своё тепло. Пусть у них не было медицинского образования, но они были настоящими сёстрами милосердия. Наверное, они сыграли свою роль в моей судьбе.

  Я решила пойти в медицинское училище. Почему я не стала врачом? – подумаете вы. Хотела, но снова всё та же реальность. С физикой я не дружила, а без неё в институт не поступить. В училище всё гораздо проще: биология, средний балл аттестата, собеседование – и я зачислена на отделение «Лечебное дело». Быть фельдшером гораздо «круче», чем медсестрой, ­– подумала я ­– ведь фельдшер почти-что врач. Правда фельдшером по трудовой книжке я была дней десять, наверное, (заменяла в отпуске другого фельдшера) в остальное время я была медсестрой, с разлучными сферами деятельности, и даже какое-то время акушеркой.

  Учиться было здорово. У меня были прекрасные педагоги. Преподаватель педиатрии была куратором нашей группы. Мягко, ненавязчиво она объясняла, что назначать жаропонижающие три раза в день – верх глупости, что прививки – серьёзная биологическая операция, и что лечение не должно быть тяжелее болезни. Если на акушерстве перепутать биомеханизм родов, можно «схлопотать» линейкой по рукам: «Вы угробили ребёнка!» – восклицала Елена Владимировна. И ведь она права. Мы не имеем права на ошибку, от нашей квалификации зависит жизнь человека. Жизнь – это бесценный дар. Нас учили для того, чтобы мы могли помогать сохранить его. Я благодарна всем своим педагогам и врачам, которые обучили меня моей профессии. Конечно, рассказывать о своей студенческой жизни я могла бы долго, но боюсь,  вам будет не интересно.

  Четыре года пролетели как один миг. И вот диплом в сумочке (в карман не помещается), и весь мир у моих ног. Конечно, профессия медсестры очень востребована, но попробуй устроиться на работу, если в трудовой книжке нет ни одной записи. Всем нужен стаж, а где его взять, если без него никуда не берут. Пришлось возвращаться к родителям в посёлок. Заведующая местной амбулаторией предложила должность медсестры на ФАП в соседней деревне. Я согласилась.

  В первый день было очень страшно. Потом всё пошло своим чередом. Мы с зав. ФАП по очереди вели прием по три часа в день, потом ходили по вызовам. Куда бы я ни пошла, у меня всегда была с собой сумка с медикаментами. Когда работаешь на ФАП, чувствуешь себя значительным человеком, ведь в каждой болячкой идут к тебе. Заходишь к пожилому человеку, измеришь давление, расспросишь о самочувствии и ему уже легче. Когда смогла справиться со стенозом у девятимесячного малыша, поняла, что уроки Маргариты Алексеевны не прошли даром. Первая смерть. Обширный инфаркт. Скорая не успела. Умом я понимаю, что ничего не могла сделать, но до сих пор приходят мысли, а что если бы он обратился раньше. Почему люди порой так беспечны со своим здоровьем. Работая там, мне хотелось помочь всем. Я чувствовала, что меня любят и ценят, а это очень важно ­– чувствовать себя нужным. Возможно, я бы осталась там на всю жизнь, но судьба распорядилась иначе.

  Переехав в военный городок, я устроилась на работу в роддом. А ещё в училище я решила, что там-то уж точно никогда работать не буду (всегда боялась что-нибудь сломать новорождённому). И вот я детская медсестра. Каждый раз, присутствуя на родах, появляется чувство волшебства. В этот мир приходит ребёнок, он чудесен, а его мать сияет словно богиня. Принимая ребенка, ощущаешь себя ответственной за весь мир.

  Так получилось, что я сменила работу ещё несколько раз (какая непостоянная), потом вообще нигде не работала (лентяйка). Побывав в роли пациента в больнице, я поняла, чего мне не хватает. Я начала искать работу. Случайно я увидела объявление о работе в ДГБ №2. И, о чудо, меня приняли санитаркой. Так началось моё возвращение в профессию. Меня обучили, и теперь я рентгенолаборант и по совместительству процедурная медсестра. Я провожу исследования на компьютерном томографе и чувствую себя высококвалифицированным специалистом. Каждый раз въезжая на Тучков мост, я вижу здание нашей больницы, сияющее в лучах восходящего солнца (иногда окутанное туманом или белеющее во мраке ночи), меня охватывает гордость от причастности к великому делу, которому мы служим. Пусть я не совершенство, но я люблю свою работу, и мне есть чем поделиться с людьми, которые к нам приходят. Я не стала знаменитостью, но не жалею об этом, я обладаю гораздо большим, ведь моя профессия – медсестра.